Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

гл. фотка

салтыков-щедрин, санчес пиньоль, лукьяненко

Полные рецензии по ссылкам.

1. Михаил Салтыков-Щедрин «Недозволенные семейные радости», «Выморочный» (1876)
Верно подмечали современники Салтыкова, говоря про переизбыток сатиры в головлёвском цикле. Михаил должен был придерживаться меры, но он продолжал описывать Порфирия Головлёва уже не пустословом, а умственно отсталым. Это особенно характерно по рассказам «Недозволенные семейные радости» и «Выморочный». Несмотря на понимание утраты смысла в жизни, Порфирий продолжал отдалять от себя людей. Способный прирасти детьми, он у Салтыкова чурался такого бремени. Не зря возникла идея написать об амурных увлечениях, заканчивавшихся опалой девиц. Вот и теперь читателю предстояло наблюдать, как Порфирий строит планы по избавлению от новорожденного.

2. Михаил Салтыков-Щедрин «Расчёт» (1880)
В могилу требовалось свести всех Головлёвых. Для этого Салтыков вспомнил про племянниц Порфирия, пытавших судьбу на актёрское ремесло. Одна из девиц, не стерпев позора, решила самовольно завершить жизненный путь, ожидая того же от сестры — той самой племяннушки, описанной Михаилом в рассказе с аналогичным названием. Но не всякий Головлёв способен на решительные действия. Кому-то требуется спиваться и умирать от помутнения рассудка. Пришла пора напомнить читателю про Порфирия, некогда любившего выпить, затем забывшего о сей пагубной привычке, теперь должный вернуться к прежнему увлечению, тем подготовляя смертное ложе для головлёвского рода.

3. Михаил Салтыков-Щедрин «Убежище Монрепо» (1878-79)
Некогда родовые поместья, теперь убежища от городской суеты: Салтыков предложил таковые места именовать на французский манер — Монрепо. Надобность в оных для дворян стала угасать. Зачем человеку знатного положения отягощение в виде угодий, смысла в ведении которых он не понимает? Результат такой деятельности известен наперёд — поместье разорится. Дабы убедительнее это показать, Салтыков написал цикл очерков, дав ёмкое определение — «Убежище Монрепо». Очерки носили следующие названия: «Общий обзор», «Тревоги и радости в Монрепо», «Монрепо-усыпальница», «Finis Monrepo», «Предостережение».

4. Михаил Салтыков-Щедрин «Круглый год» (1879)
Россию в 1879 году лихорадило. Становилось непонятным — чего ожидать. Сегодня раздаются возмущённые голоса, завтра стреляют в монарха. Александр II пожинал плоды проведённых им реформ. Теперь и его жизнь ничего не стоила. Отныне в России никто не обожествлял правителя, вполне считая возможным поднять на него руку. Как раз тогда Салтыков решил написать цикл очерков, озаглавливая каждый по первому числу очередного месяца. Работать приходилось под постоянным присмотром цензуры, нельзя было открыто сообщать мысли, тем или иным образом направленные против действующего режима. Пусть царь Александр пытался остановить процесс реформ, смягчить сложившееся положение, через два года он будет убит.

5. Альберт Санчес Пиньоль «Холодная кожа» (2002)
Земля не принадлежит человеку! Тогда кого следует считать хозяином планеты? Может сложиться так, что нет никого, кто имеет право считаться её властелином. Как быть? Попытаться отыскать оправдание существования человеческого рода. Для этого следует создать условия, с которыми люди не смогут справиться. Желательно всё представить так, чтобы человек искал помощь у других, благодаря взаимодействию получая право на продолжение существования. И пока человечество не желает примириться с присутствием мельчайших частиц, считая за угрозу, можно найти в литературе представления о том, как людям приходилось бороться. Например, Карел Чапек дал разум саламандрам, а Альберт Санчес Пиньоль остановил мысль чешского писателя на самом начале, показав, каким образом всё могло начинаться.

6. Сергей Лукьяненко «Спектр» (2002)
Год за годом Лукьяненко создаёт миры, позволяя читателю познакомиться с многообразием человеческих представлений о должном быть. Делает это Сергей в духе беллетристики — густо наполняя сюжет чужими жизнями. Вновь на страницах оживает персонаж, живущий ради возможности существования. Он — ходок между мирами, талантливый рассказчик. Но его деятельность — поиск людей. И теперь главный герой берётся сообщить историю о семи мирах, связанных в единое целое вратами. Но были ли путешествия с планеты на планету в космическом пространстве или всему нашлось действие в рамках одного места, рассматриваемого с разных сторон в условиях понимания существования параллельных Вселенных? Понимать можно разным образом.
гл. фотка

шукшин, грин, панова

Полные рецензии по ссылкам.

1. Василий Шукшин «Точка зрения» (1967)
Как сделать так, чтобы всем было лучше? Никак! Слишком разными являются люди, никогда они не смогут найти точек соприкосновения. Обязательно появятся недовольные. Ведь в чём суть человеческого общества? Создавать условия для существования. Отчего тогда возникает конфликт поколений? Как раз на том основании, что дети не желают жить представлениями родителей о мире. Но разве не для собственного потомства старались отцы и матери? Отнюдь, только для себя любимых, поскольку детям то чуждо. А теперь представим — случилось сойтись в споре оптимисту и пессимисту, желавшим выяснить, как нужно действовать в определённой ситуации. Можно наперёд сказать — крайности до добра не доводят.

2. Василий Шукшин «В воскресенье мать-старушка», «Даёшь сердце!», «Думы» (1967)
Нельзя понять человека в присущей ему радости и грусти. Отчего? Почему человек радуется или грустит в определённый момент? Обязательно надо испортить ему настроение! Не должен никто веселиться без причины или говорить скорбные речи, особенно в неуместные для того моменты. Так принято — должен соответствовать. Ежели иначе — молчи. Давайте узнаем, какую мысль Шукшин пожелал выразить через часть рассказов.

3. Василий Шукшин — Рассказы 1967
Про Шукшина любят говорить, будто он писал о чудиках, словно ни о ком больше не рассказывал. Отчасти это является правдой. Потому отчасти, так как немного писал и про отчуждённых от реальности людей. Но о Шукшине судят преимущественно по его фильмам, имея смутное представление о большом обилии литературного наследия. А как иначе скажешь о действующих героях кинолент «Ваш сын и брат» и «Странные люди»? Нужно разобраться, какие сюжеты Василий предпочитал использовать в 1967 году.

4. Василий Шукшин «Странные люди» (1968)
Чтобы снять фильм, Шукшин отбирал подходящие рассказы, перерабатывал текст и создавал нечто похожее. Но! Когда доходило дело до съёмок — от замысла не оставалось и следа. Яркий пример — киноповесть «Странные люди». Получалось так, что всё подгонялось под определённое действие, тогда как на экране зритель видел совершенно другое. Взять хотя бы тот же рассказ «Чудик», в киноповести принявший иной вид, на плёнке вышедший и вовсе другим. Тут тогда стоит говорить не о творческом наследии, а заниматься исключительно проблематикой сценарного искусства, не имеющим окончательного варианта ни во время съёмок, ни даже после. Надо учесть и особенность созданий Шукшиным материала для фильма — он действительно имел вид повести, оной полностью и являясь.

5. Василий Шукшин «Из детских лет Ивана Попова» (1968)
Цикл рассказов «Из детских лет Ивана Попова» мог подойти для экранизации. Вполне вероятно, для того Шукшин и решил сообщить в пяти коротких историях связанный общим действующим лицом сюжет. Иной читатель пожелает увидеть в главном герое самого автора, зная, что в юные годы Василий носил фамилию по матери — Попов. Подобное суждение не сойдёт на нет — совпадают семейные обстоятельства. Отца, приговорённого к расстрелу в 1933 году, Шукшин не должен был запомнить. Иван Попов так и говорит: не помнил родного отца. Отчим настоящий и литературный погибают на полях сражений Второй Мировой войны. Из этого остаётся сделать единственный вывод — Шукшин описал представления о собственном детстве, изменив ряд деталей. И даже под ближайшим городом Б. легко угадывается Бийск, расположенный недалеко от Сросток.

6. Василий Шукшин «Конец Разина» (1968)
Шукшин давно задумывался о фильме про Стеньку Разина. В 1968 году был закончен сценарий «Конец Разина», имевший и другое название — «Я пришёл дать вам волю». Чтобы не путаться между романом и киносценарием, окончательно получивших единое — «Я пришёл дать вам волю», лучше для сценария оставить его первоначальное именование. Но и сценарием «Конец Разина» не является — это законченная повесть, никак не должная восприниматься за работу, обязанную быть экранизированной. О том читатель, конечно, знает, если ему знакомы другие сценарии Василия, написанные в сходной прозаической манере. Однако, впервые Шукшин писал о ему подлинно неизвестном. Требовалось создать картину прошлого, показав нравы времён царя Алексея Тишайшего.

7. Василий Шукшин «Земляки», «Миль пардон, мадам!» (1968)
1968 год не богат рассказами. Виной тому желание Шукшина провести черту между литературным творчеством и ремеслом режиссёра. Да и зритель убеждался в ослаблении заложенных в фильмы идей. Словно Василий предлагал сюжеты от бессилия, уже не умея вывести из разрозненных рассказов единую повествовательную линию. Если «Ваш сын и брат» ещё как-то походил на монолитное полотно, то фильм «Странные люди», должный быть снятым годом позже — вовсе окажется набором из трёх историй, где не ставилось цели их объединения. С подобным материалом надеяться на зрительскую отзывчивость не приходилось. Какой толк от коротких историй, представляемых для внимания в виде полноценного творения? Ежели разность очевидна, тогда достаточно представить в качестве короткометражных работ.

8. Василий Шукшин — Публицистика 1967-68
Писатель — человек особого свойства. Он закрывается от других. Не желает никого впускать во внутренний мир. При этом, писатель открыт для каждого, кто пожелает понять его помыслы. Не всякий писатель обладал умением красиво говорить публично. И не всякий писатель способен грамотно изложить мысль на бумаге. Но Шукшин умел писать, а вот с людьми разговаривать у него не получалось. На всякое возражение следовало молчание. Почему? Писатель обязан обдумать, к чему приведёт произносимое им слово. Нельзя необдуманно выговориться, забыв о последствиях. Так звучит оправдание. На деле писателю трудно разговаривать с людьми по очевидной причине, для чего вполне уместно привести в пример Бога, чьё существование изрядно часто опровергается в рассказах Василия. Что будет, если Бога поставить перед людьми? Разве он не растеряется? Оттого и насылает кары на человека, хоть так способный успокоить бесстрашие рода людского. Тем же образом всегда поступает писатель — он демиург в создаваемых им мирах. Но когда приходится сталкиваться с созданиями не из книг — он теряется, поскольку не наделён властью управлять реальностью.

9. Эльмар Грин «Ветер с юга» (1946)
Тяжела жизнь финского крестьянина без солнца. Его надел располагается к северу от холма. Вместо земли — камни. Мысли только о лучшей жизни. Но как? Есть единственное средство — срыть холм. Этого не сделаешь. Следует сказать спасибо за выделенный надел, стоимость которого нужно отрабатывать дармовым трудом по двадцать дней в году до конца жизни. Таково начало произведения Эльмара Грина.

10. Вера Панова «Спутники» (1946)
Произведение «Спутники» — сентиментальное. Вера Панова всеми силами пытается выжать из читателя ответные эмоции, для чего постоянно старается удивлять. А раз произведение сентиментальное — оно становится беллетристическим, то есть автор рассказывает про то, что в действительности может происходить, но не сразу и не в одном месте. Читатель должен узнать историю о санитарном поезде, что перевозит больных с фронта и по больницам. Сам поезд — дом на колёсах, имеющий помещения не только для временного нахождения, но и включающий операционные и перевязочные, вплоть до выделенного места под содержание живности. Как такой механизм функционирует? Вера Панова могла знать достаточно точно — она имела опыт, некоторое время проведя на санитарном поезде в войну.
trounin.ru

60 месяц (5 лет)

Пять лет - вроде бы дата... Наверное, свершения произошли, случилось некое качественное развитие? Куда там... Ощущение: ничего не поменялось. Всё в прежней мере. О чём говорил в первые месяцы, о том же могу смело сказать снова. Единственное, чувствую себя героем книг Кобо Абэ - делая нечто, понятное мне одному. Застрял в песках? Да. Живу в коробке? Да. Остаюсь чуждым обществу? Да. Ищу выход? Нет, смирился с безысходностью.

Ничего не поделаю с собой. Не человек будущего, даже не человек нынешнего времени. Пришёл из прошлого: так вернее. Мои инструменты - текст... и только. Не медийная фигура. Видео - не мой формат. А раз не способен создавать видео - не представляешь интереса для современников. Я - скучный собеседник. Довольно странно, не правда ли?

Теперь можно забыть, о чём сообщил выше. Кто всерьёз способен таким образом думать о себе? Давно ясно, ежели не способен позаботиться сам, доверься специалистам. Что же... ничего подобного делать не собираюсь. Выбрал удел затерянного озера, судьба которого не представляет интереса.

Жизнь устоялась. Спокойно пишу критические заметки о прочитанном. Для себя, конечно. Только готовлюсь браться за литературу всерьёз, обращая внимание на именитых мужей, вроде Тургенева, Достоевского и Толстого. Разумеется, и раньше составлял мнение о творчестве сих мастеров пера. Однако, ощущение недосказанности во мне крепко засело. Как-то не так... и как-то не то.

Должен признаться. Наметился во мне кризис жанра. Не знаю, смогу ли его перебороть. Выражается он выговоренностью. Серьёзно думаю, о многом - самом важном - поведал достаточно. Из этого выходит необходимость допускать пересказ прочитанного. Иначе не получится! Иногда нет смысла говорить сверх сообщённого писателями.

Остаётся мною любимое занятие - читать между строк, находить связь между написанием произведения и эмоциональным состоянием автора. На том и специализируюсь последние пять лет, если не больше. Потому и появляются монографии, позволяющие всем желающим сформировать ещё одно мнение о некогда творивших людях. Порою и людях, продолжающих творить поныне.

Не буду торопить события! Тем более, мои современники в очередной раз сошли с ума: они боятся осведомлённости... узнали то, чего прежде не знали, чем всегда были окружены. Воистину, знание - есть надгробие человечества.

В январе я себя уже закрывал на карантин, теперь эта зараза коснулась всего мира. Как бы снова не закрыли на карантин, теперь принудительно в административном порядке...

Раз зашла речь о человеческих предрассудках. Есть простой способ преодоления: закрыть глаза, уши и рот. Почему? Человек способен умереть от чувства страха до того, как с ним случится им ожидаемое. Классический пример - утопление, происходящее не только от захлёбывания водой, но и без оного. Как? От страха. Глупость? Можно посоветовать почитать сторонние источники. Приятно удивитесь. Аналогично человек умирал на плахе, до того как его шеи коснётся лезвие топора или гильотины.

Напоследок о творчестве. Наконец опубликовал архив за 2017 год. Сразу в трёх частях! Согласитесь, книга за тысячу страниц смотрится устрашающе. А тут получилось больше. Считаю это дело важным и полезным. Нисколько не жалко видеть распространение моих мыслей по ресурсам интернета. Для того архивы и задумывались - для дублирования информации. Немного грустно, что дальше рунета критические заметки не расходятся...

Минуло пять лет... Для меня - когда-то почти вечность. Сейчас - словно вчера. Начинает казаться, глуп тезис, утверждающий, будто представления человека о должном быть способны меняться. Такое мнение верно отчасти, в большей части всё в людях монолитно.
гл. фотка

шукшин

Полные рецензии по ссылкам.

1. Василий Шукшин «Ваш сын и брат» (1965)
Читать рассказы Шукшина — одно дело, смотреть фильмы, снятые по ним — дело другое. Как бы не хотелось Василию показать определённое видение, во время съёмок приходится многое пересматривать. Читатель всегда определит, где Шукшин отошёл от изначального варианта. Ладно, если сам автор немного иначе представляет сюжет в виде фильма, ведь иные режиссёры ничего авторского не оставляют, полностью извращая замысел. Может поэтому Шукшин избегал писать сценарии, предлагая совсем иной вид художественного творчества — киноповесть. Если быть точнее, ничего от кино в повести нет — обыкновенное литературное произведение, принявшее вид компиляции прежде созданных работ.

2. Василий Шукшин «Там, вдали…» (1966)
У деревенского парня могла быть и такая мечта: приехать в город, найти девушку, жениться, зажить иной жизнью. Таким Шукшин представил главного героя повести. Но какой она является — городская девушка? Вероятно, это возвышенное существо, не занимающееся тяжёлым физическим трудом. Или, наоборот, ударник труда, привыкший перевыполнять план. Действительность распорядится иначе. Городская девушка должна отличаться от деревенской. И на селе найдёшь возвышенных созданий, либо выносливых работниц. Нет, требовалось нечто другое. Потому Василий заставил главного героя полюбить дерзкую девушку, будто бы знавшую себе цену, а на самом деле — ветреное создание.

3. Василий Шукшин «Охота жить» (1966)
Какие разговоры не веди: о городе, про деревню, об иных местах обитания людей — всё непременно сведётся к единому желанию человека жить угодным ему образом, невзирая на мнение других. Так ли важно: город или деревня? Очевидно, перед городским жителем данный вопрос не ставится — он редко соглашается променять удобство квартиры на частный дом, ежели к тому и склоняясь, то всё равно оставаясь в пределах городской черты. А вот для выходца из деревни — каким был и сам Шукшин — решение стояло крайне остро, поскольку всё равно приходило понимание необходимости вырваться из замкнутого круга сельского быта, не настолько богатого, чтобы позволить раскрыться заложенному в каждого потенциалу. Но вот, нужно только представить, горожанин оказывается в тайге. Как он туда попал? Почему передвигается налегке?

4. Василий Шукшин «Капроновая ёлочка» (1966)
Не лезь к другому в душу, если о том тебя не просят. Но как отказаться от права выразить личное мнение? Напиши его на бумаге! Зачем вступать в конфликт с человеком, прямо в глаза ему высказывая о наболевшем? О том не просил ни сам человек, ни тот, ради кого ты стараешься. А дело было в том, что захотели два деревенских отвадить горожанина от односельчанки. Негоже ведь женатому человеку крутить любовь с деревенской. Не хорошо это! Вот был бы деревенским — ещё куда ни шло. А тут — этакий ферзь, богато одетый. Следовало поставить человека на место. Тому способствовала обстановка: скоро новый год, темнело, по дороге в село брели трое.

5. Василий Шукшин «Космос, нервная система и шмат сала», «Случай в ресторане» (1966)
Секрет хорошей жизни — он такой же, как принцип правильного питания свиньи, то есть неделю есть от пуза, затем семь дней голодать, постоянно чередуя. Нет необходимости акцентировать внимание именно на еде. С тем же успехом можно неделю злоупотреблять спиртными напитками, после семь дней вести сугубо трезвый образ жизни. Или, кто балуется неким увлечением, не имея сил от него оторваться, тот использует аналогичный принцип недели позволения с последующим семидневным воздержанием. Это и есть секрет хорошей жизни. По крайней мере, если поверить мнению Василия Шукшина, согласно текста рассказа «Космос, нервная система и шмат сала».

6. Василий Шукшин — Рассказы 1966
О каждом рассказе Шукшина можно писать отдельно. Следует ли так поступать? Не имеет смысла раскрывать более, нежели хотел сообщить Василий, особенно при отсутствии обилия слов у него самого. Раз так, значит допустимо ограничиться столь же кратким упоминанием.

7. Василий Шукшин «Вопросы самому себе» (1966)
Шукшин и город — вечное противостояние. Для Василия деревня была важнее, оттого он стремился защищать село, уберечь от вымирания. Стоило снять фильм «Ваш сын и брат», как обрушилась критика со стороны зрителя. Шукшина прямо обвиняли в предвзятом отношении к городскому образу жизни. Что оставалось Василию? Он написал две статьи: «Не дело режиссёру толмачить свой фильм» и «Вопросы самому себе». Суть первой статьи понятна из названия, а вот во второй — Василий брался серьёзно рассуждать: отчего город плох, почему деревня ничего не сможет ему противопоставить.
trounin.ru

К. Трунин "А. Куприн: Критика и анализ литературного наследия" (2018)



Каково писателю остаться без языка? Теряется ощущение всякого произносимого слова. В случае Александра Куприна это произошло в прямом и переносном смысле. Он стремился говорить, встречая постоянное сопротивление. К нему негативно относились из-за прямого мнения о происходящих в России процессах, ещё сильнее невзлюбили за допущение принятия существования падших людей, а после его творчество распалось на крупицы, утратив прежнюю цельность. Распад коснулся и языка, пусть остававшегося певучим. Александр всё-таки замолчал, встретив сопротивление собственного организма.

Изучать творчество Куприна сложно. Он не оставил подлинно крупных произведений, предпочитая форму рассказа, изредка позволяя ей перерасти до размера повести. В каждой работе Александр напоминал о своём присутствии, становясь для читателя приятным собеседником, направляющим ход мысли в требуемую ему сторону. Уже этим он достоин прозываться классиком русской литературы, насколько бы не принижал созданное им наследие. Куприн ни в чём не уступал прозаикам рубежа двух веков, выделяясь из многих честностью и стремлением показать человеческое желание жить в чуточку лучшем мире.

Но мир стремительно менялся. Люди стали покорять окружающее пространство, требуя изменений и в отношении себя. Храбрость покорителей неба дополнялась повсеместно проявляемой отвагой. Отчаянность наполняла человечество решимостью, заставляя отказываться от веры в любые силы, если они не исходят от исполняющего личную волю человека. Скоротечности должно быть подчинено всё, в том числе и власть над людьми. Мысль убыстрялась, тем разбивая закостенелость мышления.

Куприн оказался очевидцем этого. Он видел развал представлений о необходимости придерживаться воззрений прошлого, сам устремляясь в будущее. Описывая глубокое прошлое, Александр погружался и далеко вперёд, находя надежду на ожидающие человечество преобразования. Когда он уставал, то придумывал сказочные или мистические сюжеты. И всё же гораздо чаще ему хотелось говорить о настоящем, показывая обыденность вне дополнительных красок, поскольку читатель без посторонней помощи должен сделать вывод из предложенного его вниманию текста.

Прежде всего человек: так стоит обозначить подход Куприна к творчеству. Не должно быть национальных, половых и прочих различий, если нечто касается людей вообще. Александр понимал, не скоро такое случится, когда начнут закрывать глаза на происхождение, возможности и ценность каждого живущего. Надо стремиться к тому, чтобы человек оставался человеком для себя и для других, без какого-либо сомнения в должном быть только так. Пока же приходится лицезреть распри на всех уровнях общения людей. Нельзя, чтобы ссора двоих перерастала в противостояние наций, а противостояние наций делало из лучших друзей непримиримых врагов.

Не так явно, но Александр стремился показать такое отношение к пониманию происходящего с человечеством. И как же ему должно было быть больно, когда удар оказался нанесён и по нему. Свержение монархии в России принудило Куприна покинуть родную страну. Он продолжал надеяться, что русский народ откроет глаза и увидит, какой судьбы он удостоился. Время шло, ничего не менялось. На склоне лет Александр вернётся назад, устав от одолевавшей ностальгии. Что он увидит? Как раз то, чего осуществления столь долго ждал.

Переход с двадцатых на тридцатые годы XX века - золотое время для населявших Россию людей. Александр увидел улыбки на лицах, сплочённость, надежду всех на единение человечества. Всё, о чём он мечтал на протяжении жизни, казалось осуществившимся. И не важно, что произошло после. Не скоро человек истребит оставшееся с пещерных времён стремление к сытому существованию в им вырытой пещере. Пока же остаётся внимать писателям, таким как Куприн. Их творчество заставляет верить в существование у человека подлинной совести, лишённой ложного морализаторства.

Данное издание распространяется бесплатно.

Оригинал записи тут
в тени других

Исаак Роза Резимов "Я, Допельгангер"

Мои кулинарные потуги пока никто в семье не оценил. Блины им не понравились, медовым тортом из блинов с грецким орехом я тоже давился самостоятельно. Сырные лепёшки пока также поедаю в одиночестве... они и правда получились так себе. Странно осознавать под конец третьего десятка лет себя стоящим у плиты. Оказывается нет ничего сложного в приготовлении пищи - это легко и просто. Хотя вроде бы как пост, но я его никогда не соблюдал. Ведь пост - это жестокая провокация для желудка...



Попутно посмотрел кое-что из фильмов: Фрост против Никсона, Чудо, Игроки, Правила виноделов, Служанка, Азарт любви, последние серии первого сезона Игры Престолов.

Из книг: История западной философии от возрождения до Юма от Бертрана Рассела, "Я, Робот" Азимова и Жизнь взаймы Ремарка.

Collapse )

Допельгангер №3
"Тема собак неисчерпаема"
гл. фотка

Акбар Великий "Путь неграмотного, но мудрого"

Застой в 2 недели, я точно заотдыхался. А тем временем ведь мне уже пора парочку отчётов о работе тиснуть. Выложу в течение трёх суток, пока же думаю как входить в привычную колею обратно. На улице, то плюс, то шквалистый ветер, то убранный из города снег возвращается в виде осадков в ещё большем количестве. Вроде бы весна, однако машины заново штурмуют девственные сугробы.

Я ранее никогда не вдавался в производные лекарств, а тут узнал, что одно из популярных ныне средств для снижения давления Каптоприл появился после изучения яда змеи Жарараки обыкновенной. Из яда же производятся лекарства, призванные рассасывать тромбы, что снижает летальность и позволяет быстрее восстановиться организму после инсульте. Да-да, вдогонку сообщаю о свершившемся! Наконец-то найден философский камень! Обнаружены бактерии, создающие 24-каратное золото.

Тренд сезона - бихевиоризм. Наука о изучении наших с вами поведенческих принципов. Т.е. грубо говоря, это отражение эффекта толпы. Мы ведь не уникальные творения природы и от других животных мало чем отличаемся, кроме развитых интеллектуальных способностей. Как наиболее яркий пример бихеовиризма: пост о добром и вечном никто не прочитает и комментарий к нему не оставит, а в ответ на провокационный пост можно собрать хорошую кассу, да ещё и засветится в средствах массовой информации. Кто о чём, а я о разном.



Фильмы: Император; Тема для разговора; Дядюшка Бунми, который помнит свои прошлые жизни; Биение сердца; Игра престолов; Войны нашего столетия; Желание сердца.

Книги: Приключения Финна ala Твен и Гиперболоид Алексея Толстого.

Collapse )

Вечный огонь, краевая администрация, сугробы
лучш. фотка

Эмиль Кларк "Садовник в Антарктиде"

Время идёт, отпуск летит. Отдыхаю. Особо не смотрю и не читаю, просто ничего не делаю, разве что малость кулинарю... потянуло на старости лет на кухню. Не ожидал от себя такого.

Тем временем, 30 декабря Медведев подписал какой-то там указ о сокращении вузовских и школьных преподавателей почти на 200 тысяч человек к 2018 году. Уже давно видно как систему образования убивают, но это видимо уже предвестник агонии. Следующим шагом наверное станет сокращение медработников, хотя нет... с такой зарплатой может они и сами разбегутся кто куда: кто в охрану, кто торговым представителем, кто кассиром в магазине начнёт работать.

А ещё мне хочется улиток в ресторане попробовать... спустить последнее, порадоваться жизни.



Фильмы: Любовь и предательство, Моя собачья жизнь, Ещё один год, Беглецы, Игра престолов, Войны нашего столетия, Пока я жив, Джуно, Убийства

Книги: Космическая одиссея 2001 года Артура Кларка, Вся жизнь впереди Эмиля Ажара и Злая мудрость от Ницше

Collapse )

Вспомним лето
"Лето!!!"
съем!

Мартин Готлиб "Мечтают ли атомы о преонах"

12 дней минуло с моего последнего отчёта, а это непозволительно много. Ориентиром для меня как и раньше становится количество просмотренных фильмов, их должно быть не меньше семи. На этом фоне количество прочитанных книг ужасает - я им уделяю гораздо больше времени. Даже чтение журналов скатилось куда-то в пропасть, ибо на них надо уделять время, информация быстро выветривается из головы, а мне не хочется так быстро терять приобретаемые знания, посему их читаю от случая к случаю. Всё-таки книги не так быстро забываются, помнишь суть, основную идею.

В нашем славном городе Барнауле отныне проезд на больших автобусах составляет 14 рублей, на трамваях и в маршрутках цена прежняя - 11 и 15 рублей соответственно. Хоть и говорят, что маршрутки в городах - зло, занимают много места, провоцируют аварии, в них больше травмируется людей. Но будем объективными - не каждый большой автобус будет ездить так часто и по улицам, где за весь маршрут наберёшь только 15 человек в одну сторону, а то и того меньше. Объективно, маршрутка - удобнее, быстрее, а их водители более расположены к своим клиентам, нежели водилы большегрузов, захлопывающих двери перед самым носом, у них зп видимо фиксированная.

В стране тоже творится чёрт знает что. Выжать из человека последнее - не дать умереть ему с голоду, создать иллюзию возможности жить в достатке. Проблема нашей страны в авторитарной форме правления, когда мы думаем, что только один человек может всем руководить, а у остальных на это не хватит мозгов. 4 года и 1 срок - оптимально. И не будет застоя.



Фильмы: Что гложет Гилберта Грейпа?, Бьютифул, Всё отдаю тебе, Братья по оружию, Войны нашего столетия, Играем рок!!, Детки в порядке, Ганц: Идеальный ответ.

Книги: Синклер Льюис, Артур Хейли, Филип Дик, Оскар Уайльд, Вадим Зеланд, Александр Беляев, Габриэль Гарсиа Маркес

Collapse )

Грустью переполнен взгляд
"Товарищ, читая-читай, но и комментировать не забывай. Мне грустно самому с собой разговаривать"
съем!

Джон Уэллс "Невидимая сторона войны"

Болеть - не самое приятное в мире занятие. Но дело нужное! Я потом вам ниже объясню почему... замечательная рецензия у меня получилась на Войну миров Уэллса, коего удалось прочитать за прошедшую неделю. Успехов в немецком я тоже пока особых не достиг... завтра буду радовать чему научился, а там мало. Зато Ихь бин посмотрел много фильмов и ушёл на законный отдых, ибо ставка оказалась выработанной за неделю до Нового года.

Цвёльф: третья часть Истории игрушек оставила вкус пластика на зубах; японский Джек Потрошитель так вообще вывел из равновесия видами расчленённых трупов и мягкого хардкора; второй Мунна Бхай нагнал тоску; Ангелопулос разочаровал; бельгийцы вновь демонстрируют криминальность своего кинематографа; ХОББИТ!!!; индийский дом Облонских; вновь Светлячок и вновь природа от BBC; второй по кассовости фильм Болливуда за всю историю Болливуда; Король говорит!; страсти на гонконгской бирже.



Collapse )

Объекты пристального внимания
"Вода, вода, вода..."