Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

trounin.ru

Константин Трунин "Б." (2020)

Трунин Б


В городе Б. нет управы на людей: они живут настоящим, забыв про детей. Сгустился над городом мрак, не пробиться света лучам: исчадиям ада позволено многое там. Кто жертвой падёт, презрев смерти боязнь, кто добровольно согласится на казнь: избежать не дано предписанного судьбой, ждут жители города час роковой. Но приходит в миг скорби провозвестник покоя — ангел с небес, готов дать каждому право на лучшую долю. Тому воспротивится бес. Будет битва? Пожар? Или смерть людские жизни примет в дар?

Данное издание распространяется бесплатно.

Оригинал записи тут
гл. фотка

жуковский, шиллер, монкриф, шишков, зиновьев

Полные рецензии по ссылкам.

1. Василий Жуковский «Светлана» (1812-13)
Людмила хладным трупом зарыта в земле, а вот о Светланы позаботился Василий судьбе. Она — такая же Людмила — с тем же налётом сюжетная канва, теперь воля стихотворца просила, по иному посмотреть, как заиграет история та. Пусть девушка в ожидании любимого живёт, он обязательно с войны придёт. Да не обойтись без чертовщины, успеет Жуковский напугать, и тут будут мёртвые мужчины, способные из могилы восстать. Зачем сводить всё к смерти? Хватает горести в быта круговерти. Нужен радостный мотив, к нему и решил Василий подвести баллады окончание, сперва за Светлану чашу переживаний испив, против гаданий сочинив сказание.

2. Фридрих Шиллер «Ивиковы журавли» (1797)
Говорить не спеши, обладай умением молчания, не придавая значение кажущемуся важным тебе. Пусть это будет необходимым, мниться уместным и должным для выражения мнения в нынешнем дне. В сей час, минуту, секунду, кратчайшую долю мгновения — важно сказать, сгореть иначе в огне. Подумать нужно, никуда не спеша, ибо накличешь беду за говорливость самому себе. Так уже было однажды, когда поэта Ивика убили, в тот год, что дал окончание всякой войне. Убили его, причём знакомые, по злому умыслу или по чьему-то приказу, пребывая в твёрдом уме. Подстерегли на лесной тропе, нанося страшный удар, карая безвинного, растерзав тело на пне. Безумие! Мир о мире провозгласил, Истмийские игры в Коринфе ожидались. Да человек всегда пребывает во зле. Шиллер данный сюжет, с наставления Гёте, в балладу преобразил, напомнив о необходимости молчания всегда и везде.

3. Василий Жуковский «Варвик» (1814)
За баллады Саути браться: видеть гибель детей. Топить их желают! Такая затея затей. Вновь дитя безвинное, вышел жизни срок. За него руки взялись того, кто убить младенца смог. И Жуковский, по нраву ему приходилось сие лицезреть, умел за перевод без боязни браться: смел сметь. Перевёл на свой лад, как ему захотелось. Сказал, что нельзя убивать, каких бы целей к тому не имелось. Но как не убить, когда человек всегда за власть убивал, невзирая, насколько стар соперник иль мал. Если мешает, следует устранить, ведь редко совести муки будут томить. Иное дело — стихотворный сюжет. Совесть заест, иных вариантов развития действия нет.

4. Василий Жуковский «Баллада о старушке» (1814-31)
Жестока смерть — жестоко наказанье, живи в грехах — забудь про покаянье. Иди по жизни твёрдо, стирая окружающих в пыль. Как знать, воспримут твою жизнь за наважденье, а может за быль. К тебе обратятся, проклиная тебя. Ты — чудовище: исчадие зла. Твой прах смешают с грязью, память извратят. Так лишишься рая, прямиком отправившись в ад. Может жил ты, а может и нет. Кто о том скажет, спустя минувшее количество лет. О тебе расскажут, и не раз, не два, не три. Смешав правду с вымыслом, сам пробудись: посмотри. Вот Саути, он прошёлся по твоей судьбе. Вот Жуковский, вторил ему, оценив его стихи по себе. И стало прошлое иным, оно превратилось в ужас ночной, теперь вздрагивать приходится, если слышишь вой. Если запах серы мнится рядом, значит близко тот, кто поставлен над адом.

5. Франсуа Огюстен де Монкриф «Алина и Альсим» (1738)
Ах, эта вечная любовь, терзанья каковы. Сколько судеб сломано. Были и ссоры, доходящие до войны. Человеку для чего сие уготовано? А эти балладники, поэты-лирики и прочие враги людского рода, устраивают они рифмованные истерики, упиваясь красотою слога. Опять трагедия, не получилось браком сойтись у молодых, не избавятся никак от наваждения. Хотя казалось, то из решений самых простых. Говорят им родители: не к добру любовное чувство возвышать. Да молодые того век от века хулители, желают угодную только им судьбу избирать. И не доходит у них до благостного конца, драма происходит до обретения счастья, оттого видим постоянно смерть юнца. Юница — такой же объект посмертного проклятья. Отчего так? Романтика поэтам необходима. Не нужен быта мрак, должна быть любовь ощутима. У Монкрифа всё происходит в аналогичной манере, но разбавлено жизни правдой суровой, погибнут молодые, в той же о любви взаимной вере, уже расставшиеся, готовые счастье с другими обречь по новой.

6. Василий Жуковский «Эльвина и Эдвин» (1814)
Любовь до гроба может быть и без любви, такое случается вполне, в балладе «Эдвин и Эмма» свидетельство тому получится найти, в переводе Жуковского, либо ещё кое-где. История такая случилась (не из пустоты ведь автор её — Дэвид Маллет — брал сюжет) в дни, когда воля отца сильно ценилась, и был родитель готов взять за выбор ответ. Юноша красивую девушку полюбил, не равного ему положения, но и отца мнение он крепко ценил, родителя ожидая решения. Против отец выступил, возражение имея. На невозможность брака указал. Такова его о заботе сына затея, да о должном последовать он не знал. Опечалится сын, среди надгробий на кладбище будет бродить, выбор для него мнился один — больше не жить.

7. Василий Жуковский «Ахилл» (1812-14)
Во цвете лет славы добиться и умереть — выбор Ахилла. Не нужна герою старости клеть, душа того не просила. Он знал, к чему поступь вела. Сам так решил. Смерть его не долго ждала. Торопил смерть Ахилл. Он дал согласие на битву, пора пришла сражаться, на Илиона жителей Ахилл повёл ловитву, славой спешил наслаждаться. Придёт гибель за подвигом следом, потому не страшился, этот путь ему ведом, с миром простился. Откуда ждать стрелы полёт? Кто поразит в пяту его? Предсказывал он себе исход, готовый умереть легко. В таком духе Жуковский балладу сложил, Ахилла утомив монологом, показав, каким тот отважным был… человеком, не полубогом.

8. Василий Жуковский «Эолова арфа» (1814)
Балладу о прошлом, в духе Оссиана, сложить не сложно. Сказать о времени грозном, о порядках древнего стана, всегда можно. Возьмём страну — Морвеной наречём, пусть так. Её возьмём одну — Ордала сделаем царём, вкруг мрак. Красавицу-дочь — Минваной зовут, во главу сюжета поставим. Опустится ночь — её призраки ждут, просто это представим. Пока же она вне беды, поэтом Арминием любима, ей на горе. В любви порывы молодых всегда злы, трагедия сразу зрима — из слёз море. Рыцари съедутся, за право руку поцеловать… Минваны. Обратно вскоре разъедутся, на турнирах устав верх держать… они правы. Может душа Жуковского дрожала, или не покинул мысли… «Ахилл»? Балладу Василия муза не продолжала. Крылья её обвисли? Сюжет застыл.

9. Василий Жуковский «Громобой» (1810)
Душу дьяволу продать — сюжет классических основ. Не нужно дьявола искать — он сам придёт из страшных снов. Заключить потребует договор, каплю крови истребует для скрепления документа. Он душу покупает, таков двух сторон уговор. Жить сможет жертва в счастье до определённого момента. Когда выйдет срок, придёт дьявол за предметом мены, проиграет куш жертва-игрок, желая найти возможность отмены. И к Богу с мольбой обратится, и дьяволу продаст души других, лишь бы от ада на немного отдалиться, прожить оставшиеся годы среди живых. Наиболее известное повествование — Иоганна Гёте «Фауст» трагедия. Жуковский предпочёл иное литературное предание, к переложению романа «Двенадцать спящих дев» Христиана Шписа приложил старания.

10. Василий Жуковский «Вадим» (1810-17)
Довести замысел разве Жуковский хотел? Для чего он сочинял «Вадима»? Со времени «Громобоя» прах былины истлел, о чём не говори — всё будет мимо. Поведать Василий решил про юношу, храброго душой, любившего охотиться и спать в лесу. Приснится юноше сон, ставший для него мечтой, подумает — должен осуществить эту судьбу. Приснится девушка, невероятной красоты, её он отправится искать, не зная ещё, насколько цели места далеки, то и не должен был юноша знать. Дадут родители крест, облачат в латы и на коня посадят. Пусть рыщет сын окрест, может иные дали не сманят. Но путь лежал в земли далёкие, от Новгорода на Днепр юноша скакал, ожидали его события блёклые, толком действие Жуковский, увы, не представлял.

11. Вячеслав Шишков «Емельян Пугачёв. Книга II» (1939-44)
Для читателя так и останется непонятным, почему Шишков никак не отразил в повествовании русско-турецкую войну, начавшуюся за пять лет до пугачёвского бунта и законченную во время этого крестьянского восстания. Давая, как принято думать, широкую картину жизни Империи, описывая будни императрицы Екатерины, казацкого стана и боевые действия в пределах Оренбурга, Шишков словно забыл о важном, вследствие чего нельзя было воспротивиться помыслам Пугачёва. Основные силы Империи защищали границы по западным рубежам от севера до юга, причём на юге, в сопредельных с Османской империей землях и водах, разворачивались масштабные боевые действия. Вместо этого, читатель видит слегка обеспокоенную императрицу, волнующуюся за яицкий казацкий стан, где повадился куражиться Емелька. Видит читатель и Емельяна Ивановича, продолжавшего щедрой рукой раздавать чины да обещать благости, стоит ему взять Оренбург, после чего все города покорятся, включая Москву.

12. Александр Зиновьев «Глобальный человейник» (1997)
Беда фантастов — они способны мыслить на ограниченное время вперёд, поскольку не владеют информацией, что действительно будет происходить. Например, Зиновьев взял за основу для рассуждений XX век, вполне уверенно считая: человечество добилось максимально возможного в развитии, далее ему двигаться некуда. Будут только улучшаться технологии, тогда как ничего существенно нового не появится. Это вроде той истории про американца, в конце XIX века сказавшем, что всё уже изобретено. Так и Зиновьев рассказал, излишне гиперболизировав текущий момент, как будет в будущем, началу чего мы являемся свидетелями уже сейчас. Надо учесть и то, что ничего сверх имеющегося прибавлено не будет, просто человечество застынет в развитии, предпочтя потребление. Виною тому станет, разумеется, США. Ещё одна беда фантастов в том, что они не видят потенциала в им неведомом, ведь и государство северных штатов Америки когда-то ничего из себя не представляло. Но зачем об этом думать? Фантастика ближнего прицела не должна заглядывать вдаль. Остаётся думать, Зиновьев желал показать, отчего американская модель существования обречена на самоуничтожение.
гл. фотка

галь, экзюпери, харитонов, золя, лукьяненко, каттнер, иванов

Полные рецензии по ссылкам.

1. Нора Галь «Слово живое и мёртвое» (1972-87) - 3*
Отношение к рекомендациям Норы Галь не может быть однозначным. Она призывает не просто переводить, а проявлять изобретательность, практически извращать оригинальные строки. Нора Галь думает, будто русскоязычного читателя может утомить манера изложения автора, поэтому нужно полностью переработать текст, предложив в итоге то, что после перевода будет далеко от изначального варианта. Она против буквалистов, ратует за красоту языка, стремится сокращать количество слов в предложениях и представляет русский язык незыблемой скалой, должной иметь постоянный неизменный вид.

2. Антуан де Сент-Экзюпери «Манон, танцовщица», «Авиатор», фрагменты, письма (1924-44) - 3*
Дельфина Лакруа и Альбан Серизье, исследователи творчества Экзюпери, представили вниманию сборник произведений Антуана, включив в него «Манон, танцовщицу», «Авиатора», фрагменты «Южного почтового» и «Ночного полёта», а также снабдив текст собственными комментариями, дополнив повествование для полноты понимания письмами. Получилось нечто вроде биографии, показывающей читателю Экзюпери с его лучшей стороны — в виде романтика, ищущего себя в мире.

3. Марк Харитонов «Линия судьбы, или Сундучок Милашевича» (1992) - 2*
Список лауреатов литературной премии «Русский Букер» открывает роман Марка Харитонова «Линия Судьбы, или Сундучок Милашевича», написанный в начале восьмидесятых годов, опубликованный в 1992 году. В романе рассказывается о писателе Семёне Кондратьевиче Богданове, чья доля вела его через реалии советского государства с первых дней основания, и в итоге ни к чему не привела. Не приведёт жизнеописание к полезным мыслям и читателя. Харитонов смешал вымысел с ещё большим вымыслом, разбавив повествование порцией хронологических причуд.

4. Эмиль Золя «Доктор Паскаль» (1893) - 3*
Затворнику Паскалю всю жизнь хотелось создать идеальных людей. Семнадцать лет он провёл в затворничестве, никого не допуская к своим размышлениям. Он истово трудился, проводил опыты на пациентах и собирал информацию о каждом потомке Аделаиды Фук, одним из которых являлся сам. Паскаль полностью отдавался работе, не оставляя времени на личную жизнь. К моменту заключительной книги о семействе Ругон-Маккары, он начнёт переживать, будет готов проклясть прежние годы и уподобится юнцу, влюбившись в родную племянницу.

5. Сергей Лукьяненко «Ночной Дозор» (1998) - 3*
Между добром и злом разницы не существует. Сергей Лукьяненко в очередной раз доказал это читателю. Даже больше, добро более опасно, нежели зло. Именно представители добра идут на конфликт, стремясь уничтожить силы тьмы, чем раз за разом дестабилизируют обстановку. В трёх произведениях, объединённых под обложкой сборника «Ночной Дозор», Лукьяненко это наглядно продемонстрировал. Дважды силы добра невольно несли гибель живому, и единожды разрушить основы взялась организация, непосредственно исполняющая обязанности надзора за тьмой. Так зародился цикл «Дозоры», а вместе с ним в числе фантастических вселенных обозначилась ещё одна сбалансированная реальность, обречённая на вечное существование.

6. Генри Каттнер — Мистические рассказы (середина XX века) - 3*
Ходячие мертвецы, кровожадные вампиры, ожившие мумии, матёрые садисты? Или может читатель желает чего-нибудь в духе «Скуби-ду»? Или вы устали от фантазий Говарда Лавкрафта? Тогда познакомьтесь с ещё одной гранью таланта Генри Каттнера. Может показаться, будто автором для чтения предлагается набор коротких детективных историй. Отчасти так и есть. На страницах оживают подлинные чудовища. Они вполне реальны и часто их существование не требует доказательств. Но есть у Каттнера и истинно мистические мотивы. Вниманию предложено девять историй: Бамбуковая смерть, Дьявольская езда, Тайна Кралица, Власть змеи, Кто приходит по ночам, Гробы для шестерых, Смех мёртвых, Злодей без лица, Ужас в доме. Кричать придётся!

7. Всеволод Иванов — Повести и рассказы (1922-29, 1940-62) - 2*
Ничего не поделаешь, советские писатели периода становления государства излагали мысли в совсем уж непотребной кричащей форме. За кого не возьмись, всюду надрыв души, повышенный эмоциональный фон, рваное содержание и отсутствие сюжетной линии. Всеволод Вячеславович Иванов шёл в ногу со временем, поэтому его произведения ничем от ему современных не отличаются. Берёшь «Железный поток» Серафимовича, видишь похожую манеру письма. Берёшь другого писателя — опять в том же духе изложено. Безусловно, интересно наблюдать за метаниями человеческих порывов, не находящих себе покоя в пору столкновения интересов, выраженных гражданской войной. И нужно тот фон принять, иначе нельзя подходить к пониманию творчества людей, переживших подлинную трагедию понимания с ними происходящего.

- Русский Букер: Лауреаты
В рамках сайта планируется ознакомиться с лауреатами литературной премии «Русский Букер».
  • Current Music
    Scott Bradlee & Postmodern Jukebox - Oops!...I Did It Again (feat. Haley Reinhart)
  • Tags
съем!

Таки уже не просто пешеход! и что значат метки?

Ибо получил права... эпическую историю, наполненную драматическим событиями в духе Кинга, можете прочитать по метке в ярушном блоге.
Желание получить ВУ возникло в начале августа... и вот уже в начале октября оно осуществилось. Очень рад, что не стал выбирать обычную автошколу... толка в которой нет вообще. Выбрал ту, где упор делается на вождение, а на теорию отведено всего лишь 8 часов.

Экзамены на автодроме и в городе принимал тот же человек, что потом мне выдавал документы. С этим я связываю появление у меня на фотографии в правах странных меток: под правым глазом явный прокол, на правой щеке 2 точки от ручки...
В среде автолюбителей ходят много легенд и правил расшифровки, но кто-то объясняет, что надо смотреть на вещи проще и не искать того чего на самом деле нет.

Метки на правах
Рейтинг блогов